ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ

Оформление моторики до степени развития, свойствен­ной взрослому, заканчивается только после созревания, т. е. намного позднее, чем завершается анатомическое сформи­рование центральной нервной системы. Это событие указы­вает на то, что в очень значимой мере суть развития моторики в онтогенезе заключается не в на биологическом уровне обуслов­ленном дозревании морфологических субстратов, а ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ в накопле­нии на базе этих субстратов и с помощью их индивидуально­го опыта особи. Самые начальные фундаментальные при­обретения этого опыта, более либо наименее общечеловеческие по собственному содержанию, имеются вправду к началу возмужа­ния, но, очевидно, и в течение всей собственной следующей жиз­ни индивид ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ продолжает пополнять этот психомоторный опыт, получать новые способности, умения и координационные комби­нации. Такое обогащение частично происходит самотеком, более либо наименее непроизвольно. Еще почаще оно~осуществляется созна­тельно и преднамеренно, когда субъект или сам воспитывает и выра­батывает внутри себя новые двигательные способности, или перебегает к учителю, берущему на себя управление ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ таковой выработкой.

Все эти прижизненно, онтогенетически прио0ретенные дви­гательные способности обозначаются обобщенно термином «дви­гательные навыки» (по другому — моторные способности, умения, сноров­ки, по-английски — skills, по-немецки — Fertigkeiten и т. д.), про­цессы же их преднамеренной, сознательной выработки соединяются воединыжды в понятия двигательной тренировки. Подобные способности ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ приоб­ретаются по каждому из координационных уровней, и, как было

показано выше на примерах локомоции и письма, каждый на­вык в отдельности нередко представляет очень сложную, много­уровневую структуру.

Прямо до реального времени продолжает стойко держать­ся представление о двигательном навыке как о цепочке услов­ных замыканий, производящихся средством ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ проторения со­ответствующих межнейронных связей и объединяющихся в не­что, получившее (внутренне противоречивое) наименование «динамических стереотипов». Экстраполяторы теории условных рефлексов прошли, но, мимо ряда серьезных различий меж обоими нареченными процессами. Сначала при вы­работке условных замыканий методом напористого повторения стимулов подопытное животное либо человек ставится в условия полной пассивности по отношению ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ к ним. Напротив, формиро­вание двигательного навыка есть на каждом шаге активная пси­хомоторная деятельность.

М.Гуревич

Составляющие ПСИХОМОТОРИКИ1

Приведенные в прошлых главах анатомо-физиоло-гические данные являются основой для постановки исследования че­ловеческой психомоторики, ее вариантов и отношений с другими особенностями и функциями организма. Для научного исследования ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ психомоторики сначала нужно выделение отдельных компонент, составляющих двигательный акт. Эти составляющие должны быть выделены таким макаром, чтоб они были доступны экспериментально-клиническому исследованию, в то же время они должны быть связаны с определенными анатомо-физиологическими механизмами, чем определялась бы их роль в общей структуре людской моторики. Составляющие долж­ны служить такими ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ же опорными пт при исследовании моторики, как определенные антропологические пункты для со-матометрических целей. Сообразно с поставленными задачками нами выделен ряд моторных компонент, которые локализуют­ся в определенных системах еще пока достаточно условно и про-визорно (временно — примеч. ред.), тем паче что правильное выполнение хоть какой функции находится в ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ зависимости от целости всего двигатель­ного аппарата и каждый компонент находится в зависимости от функции несколь­ких систем, хотя связан в большей степени с определенным ме­ханизмом. Итак, мы отличаем составляющие:

I. Экстрапирамидные: 1) тонус, 2) смена иннервации и де-нервации, 3) темп, 4) ритм, 5) автоматические движения (выра­зительные и защитные ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ), 6) вспомогательные движения.

II. Пирамидные: 7) сила, энергия движений, 8) отчетливость выполнения2 (отсутствие синкинезий).

III. Церебелярные и кортикоцеребелярные составляющие: 9) рав­новесие, соразмерность движений в пространстве (направление), 10) координация движений.

IV. Передние: 11) двигательная активность, определяю­щая установку, перемены установки и последовательность дви­жений, 12) способность выработки формул, 13) способность со­хранения формул (энграммы), 14) способность к одновременным

1 Гуревич М ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ. Анатомо-физиологические базы психомоторики и ее со­отношения с телосложением и нравом. М.—Л., 1930, стр. 81—95.

2 Отчетливость является, вобщем, сложным компонентом, зависящим не только лишь от пирамидной системы, да и от согласованности функций всех систем; недостающая согласованность является предпосылкой синкинезий.

движениям, 15) вторичные автоматизмы3. Разглядим каждый компонент в отдельности.

1. Тонус ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ. Наибольшее значение для особенностей мускуль­ного тонуса имеет деятельность подкорковых экстрапирамидных устройств. Естественно, следует подразумевать, что тонус представ­ляет собой очень сложное явление, зависящее не только лишь от стри-альных, мозжечковых и корковых воздействий, да и от обмена ве­ществ в самой мышце. Мы тут не будем останавливаться на ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ соответственной широкой литературе и достаточно разноречи­вых данных, касающихся самой сути тонуса. Схематически следует отличать: во-вперых, чисто мышечный тонус, незави­симый от нервной системы, а только от физико-химических параметров мышечного вещества: это Substanztonus Шульца либо ав­тотонус Нуайона (Noiyons), во-2-х, нервный тонус, связан­ный с воздействием ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ нервной системы; последний может быть, по-видимому, двойственного рода: а) пластический тонус (статотонус Гента), зависящий от экстрапирамидных воздействий через вегета­тивную нервную систему (по Гунтеру (Hunter) эта иннервация оказывает влияние на маленькие волоконца мускулов, а по Генту—на сарко­плазму), пластический тонус не связан с движением, не сопро­вождается электронным током деяния ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ;

б) контрактильный тонус (по Генту, кинетотонус, связанный с мышечными фибрилями) находится в зависимости от корковых воздействий и со­провождается электронным током деяния.

Кроме резких патологических случаев имеются несомнен­но варианты мышечного тонуса конституционального характе­ра. У неких субъектов наблюдаются гипотония, дряблость мускулатуры. Уже выражение лица представляется в ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ высшей степени соответствующим: верхние веки вследствие недостающего тонуса опущены вниз и закрывают верхний край радужки; для компенсации такового птоза субъект поднимает брови лобными мускулами, вследствие чего кожа лба находится в сморщенном состоянии. Складки лица опущены вниз, нижняя губа отвисает. Такое лицо имеет вид усталый, неприветливый. Гипотония мускул

3 Вторичные автоматизмы только ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ провизорно отнесены нами к фронталь­ным компонентам. Двигательная активность и в особенности быстрота уста­новки и перестановки не являются незапятнанным компонентом, эти характеристики связаны не только лишь с передней, да и с экстрапирамидной системой и могут считаться потому фронто-экстрапирамидными компонентами. Способность к одновременным движениям и к выработке формул, а ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ так­же память на формулы являются более незапятнанными, передними ком­понентами, связанными с психикой и являющимися показателем боль­шей либо наименьшей интеллектуализации двигательных функций.

плечевого пояса и спины дает сгорбленную сутуловатую фигуру с отстающими лопатками и опущенными плечами. Походка таких людей вялая, враскачку. Напротив, люди с неплохим ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ тонусом мускул имеют подтянутый вид, энергичные черты лица, прямую посадку головы, развернутые плечи, выпяченную вперед грудь, подобранный животик, твердую походку. Непременно индивидуаль­ные особенности мышечного тонуса находятся в связи с особен­ностями других функций организма человека и, а именно, связаны со качествами вегетативного аппарата. Наличие кон­ституциональных различий мышечного тонуса ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ отдало повод Тандлеру различать гипотонические и гипертонические типы с переходны­ми вариантами, относящимися к средней норме. Колебания тонуса у 1-го и такого же субъекта связаны с рядом обстоятельств, при этом тонус одних мышечных групп оказывает влияние на другие (Магнус и др.}.

Разные психологические состояния также оказывают влияние на изме ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ­нения тонуса, что в особенности проявляется при маниакально-деп­рессивном психозе с его резкими психологическими колебаниями, связанными с переменами биотонуса. Таким макаром психи­ческие воздействия могут активировать и подавлять мышечный то­нус. Связь колебаний тонуса с конституциональными особенно­стями подтверждается исследовательскими работами Левенштейна, который показал, что эти колебания ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ различны у различных людей, но оди­наковы у близнецов; это касается как поперечно-полосатых мускул, так и гладких (по последней мере создателем это подтверждено для зрач­ковых реакций, а именно для зрачкового беспокойства).

2. Регуляция иннервации и денервации обусловливает свое­временность сокращения и расслабления мускулов, принимаю­щих роль в движениях: агонистов ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ, антагонистов и синергис-тов4. Это по преимуществу функции подкорковых систем; в осо­бенности расслабление мускулов плохо поддается волевому воздействию и является автоматическим актом. При недостаточной либо несвоевременной иннервации и денервации движения ли-

Сначала движения синергисты и антагонисты сокращаются, давая уста­новку данной части тела для начаХа движения, потом очень скоро ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ анта­гонист резко расслабляется, сразу агонист энергично сокраща­ется и производит движение, неспешное же сокращение синергистов, обеспечивающее устойчивость передвигающейся части тела, длится; потом антагонист сокращается и дает торможение, заканчивающее дви­жение. Типично, что одна и та же мускула в разных движениях, действуя как протагонист, сокращается стремительно, энергично (роль кор­ковых ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ импульсов), действуя же как сиыергист, дает неспешное длитель­ное сокращение (экстрапирамидное). В базе смены сокращений и рас­слаблений агониста и антагониста лежит явление реципрокной иннер­вации Шеррингтона.

шаются собственной плавности, гибкости, пластичности. Так, при за­медлении денервации антагонистов затрудняется работа действу­ющего агониста, вследствие чего движения ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ становятся тугими и могут не достигать собственной цели; напротив, снижение иннер­вации антагонистов тянет за собой недочет торможения дей­ствующей мускулы в подходящий момент, вследствие чего движение делается размашистым, и это отражается на его соразмерности. Расстройства иннервации и денервации, изменяющие торможе­ние, бывают очень значительны в патологических случаях и ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ мо­гут быть предпосылкой резких нарушений движения. Как мы упо­минали выше, регуляция иннервации и денервации связана со стриальными и церебелярными механизмами.

3. Темп движения. От темпа зависит количественное выраже­ние двигательной продукции в единицу времени. Эта функция связана, по-видимому, в большей степени со стриальными меха­низмами, совместно с тем нужно ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ, но, признать воздействие в смысле большего либо наименьшего активирования со стороны фрон­тальных систем. Темп движений представляет свои соответствующие особенности для каждого данного индивида и зависит от общего биотонуса, связанного с характером. Варианты тут очень значительны; как показы­вает опыт, для каждого индивида имеется собственный любимый темп ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ, не считая того, для отдельных частей тела имеются модифицированные темпы, относящиеся, по Леви, к основному темпу данного лица, как обертоны к тонам. В патологических критериях колебания темпа в особенности резки при маниакально-депрессивном психозе в зави­симости от присущих этому заболеванию колебаний биотонуса.

Фактически учитываемая быстрота движений зависит не только лишь ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ от характерного индивиду темпа, но, не считая того, яв­ляется сложным результатом быстроты смены иннервации и де­нервации, степени автоматизации деталей, быстроты установки и активирующего воздействия высших моторных центров, связан­ного с учетом данной ситуации.

4. Ритм. Этот компонент, как имеющий отношение к распреде­лению движений во времени ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ, связан в большей степени со стриаль-ной функцией не без роли, но, активирующих высших передних центров, также сенсорных моментов. Ритмичность движений упрощает их автоматизацию и создание формул, так

,как еще легче связать воедино движения, расположенные во времени с известной корректностью, чем движения беспоря­дочные; к ритмическим движениям легче адаптируются рит ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ­мически же протекающие функции организма, такие, как дыха­ние, сердцебиение и пр. Дальше ритмические движения легче запоминаются, потому что ритмичность есть организованность во

времени, организованные же явления всегда легче воспринимают­ся и сохраняются, чем хаотические, не дающие довольно опорных пт для перцепции. В конце концов, ритмические движения облег­чают коллективную ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ работу, потому что легче приспособляться к рит­мически организованным, чем к хаотичным движениям собственных соседей. Ритмически организованные элементы движения, давая экономию сил, увеличивают продуктивность и высвобождают высшие центры от деталей для более больших достижений. Ритмическая даровитость как моторный компонент, выражающийся в способ­ности ритмизировать движения, следует отличать от рецепторной функции восприятия ритма ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ и интрапсихической музыкальной ритмичности. Наш сотрудник 3. Осипова различает в темпе: 1) сен­сорный компонент, 2) моторный компонент, 3) ретенцию, 4) рит­мическую активность, т. е. способность к творческому музыкаль­но-ритмическому построению (3-й и 4-й составляющие являются ин-трапсихическими). Естественно, эти возможности связаны меж собой, что до некой степени затрудняет изолированное исследова ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ­ние ритмического двигательного компонента, подлежащего тут нашему рассмотрению. Как демонстрируют бессчетные иссле­дования, колебания моторно-ритмической возможности бывают значительны, являясь принципиальным фактором общей моторной даровитости.

5. Автоматические движения. Корректность и своевременность функционирования защитных автоматических движений, которые непременно связаны со стриальной локализацией5, имеют боль­шое значение для ориентировки субъектов в ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ окружающей сре­де. Излишняя живость защитных движений может быть нецеле­сообразной, потому что при резком уклонении от воображаемой опас­ности защитные движения могут поставить субъекта в другое, время от времени более опасное положение; настолько же нецелесообразной является и недостающая живость защитных движений. К авто­матическим движениям принадлежат также выразительные, куда ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ относятся в значимой мере мимика, жесты и пр.

6. Вспомогательные движения также относятся к автомати­ческим, но рассматриваются нами раздельно, потому что они имеют особенное значение при производстве разных двигательных ак­тов; вспомогательные движения* помогают основному двигатель­ному акту, стремясь придать не работающим на этот момент частям тела положение, подходящее данному ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ движению: ус­тановка примыкающих суставов, перенос центра масс, качание

5 Обыкновенные защитные движения (Abwehrreflexe) осуществляются даже ме-тамерной системой (Филимонов), более сложные защитные автоматиз­мы, связанные с чувствами, непременно являются функцией стриаль­ной системы (с ролью thalami).

руками при ходьбе, установка мускул шейки и лица в связи с дви ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ­жениями глаз и т. д. Все эти движения автоматического нрава связаны с функцией экстрапирамидных систем. Их варианты непременно имеют значение для правильного конструирования движений. Ослабление провождающих, так же как и защит­ных и выразительных, движений достаточно резко отмечается в старческом возрасте, также при заболеваниях подкоркового аппарата (к примеру, при эпидемическом ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ энцефалите).

7. Сила, энергия движений — функция по преимуществу дви­гательной центральной коры, но зависит, естественно, и от правильно­го функционирования других систем, также от особенностей периферического аппарата (приемущественно мускулов). Ослаб­ление силы может быть и при недостаточной функции экстра­пирамидной системы, но это зависит не столько от диссоциа­ции тонуса ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ (Леви), сколько от частичного нарушения деятельно­сти тех же кортикальных импульсов через thalamus (Ферстер). Этот компонент представляет очень огромные личные варианты, связанные как с конституциональными особенностя­ми, так и с способностями и упражнениями. Целесообразное приме­нение двигательной энергии также зависит от умения соизме­рять силу движения с данным сопротивлением; в ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ этом отноше­нии имеют значение не только лишь чисто двигательные моменты, да и сенсорные — экстра- и проприоцептивные, т. е. чувства, по­лучаемые субъектом как от восприятия самого наружного сопро­тивления, так и от восприятия внутренних признаков соверша­емой мускулами работы; все эти сенсорные данные, учитываясь в соответственных ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ механизмах (спинальных, мозжечковых, та-ламических), дают возможность правильной дозы энергии зависимо от поставленных движением целей. Вообщем дви­гательная продуктивность в значимой мере зависит, конеч­но, также от правильного функционирования и сенсорных час­тей, выпадение которых ведет к расстройству движений, осо­бенно в смысле нарушения их соразмерности.

8. Отчетливость движений. Отчетливость выполнения двига ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ­тельной функции находится в зависимости от точности пирамидной иннервации. Неотчетливая иннервация тянет за собой синкинезии, т. е. учас­тие ненадобных для данного движения мускул. Такие лишние движения не оказывают помощи основному движению, а быстрее затрудняют его и ненадобным образом осложняют. Лишние дви­жения являются следствием недостаточной дифференцировки, недоразвития ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ двигательного аппарата (приемущественно корковых центров), вследствие чего выходит расторможение подкорко­вых устройств. Вобщем, механизмы синкинезии, по-видимому,

не всегда бывают схожи. Синкинезии могут быть следствием несовершенства самого проекта движения, формулируемого передней частью коры, либо же следствием иррадиации мотор­ного импульса на примыкающие двигательные элементы, либо же, нако­нец, следствием неполной ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ точности выполнения низшими центра­ми посылаемых им импульсов (извращение проекта движений). Время от времени имеет, по-видимому, значение связанность моторных центров в определенные синергии на пути филогенетического развития: получаются излишние движения атавистического типа (к примеру, оскаливание зубов при сильном ударе рукою). Син­кинезии могут наблюдаться и в норме, но ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ в более резкой степе­ни их приходится констатировать при неких болезненных расстройствах (к примеру, при двойном атетозе, торзионном спаз­ме и пр.), при неких формах двигательной дефицитности (форма Дюпре), также у обычных малышей.

9. Соразмерность движения в смысле правильного располо­жения в пространстве. Сюда же относится способность сохра­нения направления ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ движений как при локомоторной функции, так и при других актах, к примеру при письме. Данный компо­нент представляется по преимуществу функцией мозжечковых систем (Пик); при всем этом, но, имеет значение сенсорный мо­мент, в особенности оптическая установка; как следует, нельзя от­рицать воздействие корковых устройств (Шолль ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ)'. Патологический недочет соразмерности дает дисимметрию. Соразмерность дви­жений плотно сплетена с сохранением равновесия,, которое также основано на функции мозжечковых систем и связанных с ними вестибулярных и других сенсорных аппаратов.

10. Координация движений находится в зависимости от соразмерности и пра­вильности направления, своевременности иннервации и денер-вации. Координация включает как одну из нужных пред ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ­посылок пирамидно-обусловленную отчетливость выполнения двигательного импульса, но сама по для себя еще труднее, ею обусловливается точность выполнения не Отдельных частей, а всего двигательного акта соответственно его энграмме. Понят­но, что координация в конечном счете находится в зависимости от правильного функционирования всех систем, начиная с мускулов. Данные ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ Ферстера и Альтенбурга проявили, что для координации имеет значение действие неких сенсорных периферических раз­дражений, действующих тормозяще на мышцы; такое тормо­жение выпадает при поражении задних корешков, Дальше так на­зываемый рефлекс на растяжение (Dehnungsreflex), связанный с деятельностью самого мускула, действует усиливающе на цен­тральную иннервацию (механизм этого проприоцентивного реф-

лекса ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ церебелярный). Таким макаром координация, которой оп­ределяется точность движения, представляется очень сложным двигательным компонентом, основанным на функции многих си­стем, но с преимущественным ролью фронтоцеребелярных устройств. Координация имеет в особенности огромное значение при тонких дифференцированных двигательных актах, а именно при таких сложных движениях, как речь и ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ письмо. Следует раз­личать статическую координацию, под которой необходимо осознавать регуляцию двигательных актов, удерживающих тело либо его от­дельные сегменты в состоянии равновесия (к примеру, при сто­янии на одной ноге), и динамическую координацию — регуля­цию движений в смысле их точности. В статической координа­ции имеют огромное значение экстрапирамидные ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ механизмы.

11. Двигательная-активность определяет приспособление всего двигательного аппарата к данной ситуации; этот компонент дает целесообразную установку и своевременную перемену установ­ки, как следует, целесообразную последовательность движе­ний. Определяемая двигательной активностью быстрота установ­ки содействует приведению тела и его частей в положение, подходящее в смысле начального пт для начала и ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ произ­водства данного ряда движений. Способность к установке свя­зана со статическими и автоматическими функциями и автома­тизированными двигательными способностями и поэтому имеет боль­шое значение в смысле приспособления к рабочей обстановке. В особенности принципиально учесть быстроту перехода от одной установ­ки к другой (Umstellung), что является одной из предпосылок моторной ловкости ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ работающего. Неспособность к перемене ус­тановки ведет к персеверации и итерации, т. е. к повторным, раз установленным движениям, что очень нередко наблюдается при патологических критериях, являясь следствием расторможения автоматизмов под воздействием ослабления передних моторных функций. С другой стороны, очень стремительная перемена уста­новки мешает долговременной стойкости двигательного ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ акта. Не­обходим узнаваемый оптимум для концентрации на данной уста­новке, обеспечивающей продуктивность двигательного акта. Та­ким образом, двигательная активность зависит приемущественно от передних и экстрапирамидных устройств.

12. Выработка формул движений. Этот компонент следует счи­тать функцией в большей степени высших лобных двигательных центров, которые кроме инициативы движений и активирующе­го ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ деяния на всю моторную систему дают движениям последо­вательность, непрерывность соответственно проектам движения; проекты же базируются на формулах движений (энграммах).

Создание двигательных формул имеет огромное значение в обу­чении речи, письму, игре на музыкальных инструментах, при всякой работе, в особенности с помощью разных машин и т. д ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ. Обычной пример: человек, никогда не ездивший на велике, при первой попытке падает, потому что у него нет соответствую­щей формулы производства нужных движений; после ряда упражнений такая формула вырабатывается, и ее применение уже не представляет никаких затруднений. Выработка формул может быть более либо наименее резвой и совершенной.

13. Способность сохранения энграмм — память на ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ движения. Выработка формул и сохранение энграмм в связи с автоматизаци­ей отдельных рядов движений является предпосылкой для возмож­ности упражнения, тренировки, развития двигательных умений. Этот компонент следует считать функцией передней коры.

14. Способность к одновременным движениям, имеющим раз­ную цель. Эта способность, являющаяся непременно функцией высших моторных ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ центров передней коры, представляет очень принципиальное достижение, указывающее на- высшую интеллектуали­зацию движений, связанную, с одной стороны, со способностью рассредотачивания внимания, а с другой — с наличием достаточно­го количества готовых формул и с автоматизацией двигатель­ных деталей. Способность к одновременным движениям являет­ся свойством полностью развитой двигательной системы, она ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ дает экономию во времени и увеличивает общую продуктивность. Ва­риации этой возможности непременно очень ведики в зависи­мости от возраста и особенности: малыши не достаточно способны к производству одновременных движений, равным образом в стар­ческом возрасте эта способность резко ослабляется, о чем будет тщательно изложено в главе о возрастных двигательных вариа ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ­циях; молвят, что Наполеон обладал этой способностью в очень высочайшей степени.

15. Вторичные автоматизмы (автоматический компонент движения). Вторичные автоматизмы отличагбтся от первичных тем, что последние имеют постоянную автоматическую установку, 1-ые же происходят из сознательных движений и в каждый данный момент могут быть переведены в сознательные, т. е. руко­водимые ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ активным вниманием. Локализация автоматических и автоматических движений, по-видимому, различная, последние непременно подкорково-экстрапирамидного происхождения, от­носительно же первых вопрос не так ясен. Леви. считает, что и вторичные автоматизмы экстрапирамидны, но большая часть ав­торов (Штерн, Ферстер, Якоб) с этим не согласны, потому что при выпадении экстрапирамидного компонента в ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ случаях соответст-

вующих болезней автоматические движения расстраива­ются не больше, чем сознательные. Таким макаром, по-видимому, для вторичных автоматизмов мы должны полагать корко­вую локализацию. Геншен высказал догадку, что автоматизи­рованные движения являются функцией моторных центров пра­вого полушария, в то время как сознательные движения пре­имущественно функции ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ левого полушария. Вроде бы то ни было, вторичные автоматизмы имеют большущее значение в человечес­кой деятельности. Всякий сколько-либо непростой моторный акт в конечном счете состоит из сознательного (на психическом уровне обус­ловленного), автоматического и автоматического компонен­тов. Если бросить в стороне последний как некоторую постоянную величину, сравнимо наименее варьирующую вследствие собственной ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ связи с филогенетически более старенькыми системами, то харак­тер всякого сложного движения обусловливается пропорцией меж первым и вторым компонентами, роль которых у раз­ных субъектов при различных обстоятельствах и в различных действи­ях различно. При всем этом доминирование сознательного психомотор­ного фактора не экономично, более мучительно, просит больше ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ­го напряжения; доминирование же автоматического фактора наименее мучительно и поболее экономично, но делает действие недо­статочно гибким в смысле приспособления к объекту; нужен не­кий оптимум соотношения обоих причин, который эмпиричес­ки достигается повторением деяния, выучкой, упражнениями. Благодаря автоматизации более обычных частей движения субъект в состоянии навести свои активные ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ силы на более сложные деяния, чем увеличивается продуктивность. Вкупе с тем автоматизация движения помогает резвее выработать его форму-. лу. Таким макаром, вопрос об автоматизации движений в значи­тельной мере связывается с выработкой двигательных формул6.

6 Автоматизация движений является в большей степени людской спо­собностью, она слабо развита у высших ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ обезьян. Даже локомоция у обе­зьян не достаточно автоматизирована: прыгая с ветки на ветку, животное долж­но при каждом новеньком движении учесть ситуацию, обращать все свое внимание на передвижение, вследствие чего автоматизация была бы даже при таких особенностях локомоции нецелесообразной. Движения пальцами рук, будто бы очень похожие на людские, отличаются этим ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ же недочетом автоматизации, что и лежит в базе наружной ко­мичности таких движений; к примеру, мортышки с очень суровым ви­дом (т. е. с огромным напряжением внимания) разворачивают конфету, человек же делает это автоматом, совсем не обращая внимания на таковой двигательный акт, может в это время говорить ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ и т. д. У ма­леньких малышей также автоматизация недоразвита, и они тоже забавны собственной суровой деловитостью в движениях, которые с годами авто­матизируются.

Приведенная выше группировка- двигательных компонент не является, естественно, исчерпающей и не претендует на пол­ноту, но эта группировка является предпосылкой для ана­лиза двигательных функций, без которой ПРИРОДА НАВЫКА И ТРЕНИРОВКИ не было бы возможно­сти приступить к выработке методики исследования в целях де­тального исследования двигательных возможностей и недочетов, т. е. моторной даровитости и ее вариантов.


priroda-sposobnostej-referat.html
priroda-tipi-otnosheniya-cheloveka-k-prirode.html
priroda-v-lirike-m-yu-lermontova-sochinenie.html