ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава

Возьмем, например, современную одежку. Она, безу­словно, стала более доброкачественной и в наилучших собственных образ­цах полностью соответствует возросшим потребностям лю­дей. Но, оказывается, это уже сигнал к тому, чтоб потребитель, а заодно с ним и приверженец «эстетики одеж­ды», лицезрел ее не просто одежкой, а... с «элементом кра­соты ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава». В конечном итоге и подобные вещи втягиваются в орби­ту рассмотрения эстетикой, ибо речь типо идет не про­сто о стульях, торшерах и т. п., а об эстетически оформленных стульях, торшерах и т. д.

Но обратимся к обычный логике. Если потреб­ность в более либо наименее нужной вещи ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава строить до уровня эстетической, то, дозволительно спросить, ка­кая потребность тогда остается не эстетической? А по­том — не обернется ли все это мучительным поиском аспекта всех ценностей, а сразу и тем старенькым вопросом о сути красы и эстетического, по пово­ду которого мы ведем такие долгие дискуссии, но ко­торый ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава так поспешно решаем на практике?

Логика эта довольно суровая. Ведь конкретно из-за возведения, а поточнее — сведения всех потреб­ностей человека до уровня эстетических многие иссле­дователи обязаны уже на данный момент ставить вопрос об эс-

2* 19


тетичности ... самого эстетического, т. е. обращаться да­леко не к тому смыслу ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава последнего, какой ему может везде придавать обыденная практика. Ведь, по-видимому, было надо ранее объявить эстетической чуть не каждую нужную человеку вещь *, что­бы на данный момент уже из всего «эстетического» искать ... подлинно эстетическое. Другими словами, было надо ранее представлять эти вещи в некий уравнительной (пусть даже самой высочайшей ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава) ценности, чтоб на данный момент уже задаваться вопросом о вероятной дифференциации таковой ценности.

Но можно ли допустить оборотное: круг тех вещей и мероприятий, с которыми тотчас связывается необходи­мость существования «эстетики быта» либо «эстетики одежды», имеет очень отдаленное отношение к эстетиче­ской науке? Речь, очевидно, идет не о том, должны либо не ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава должны совершенствоваться эти вещи, становить­ся лучше исходя из убеждений их конечного функци­онального предназначения. Вопрос сводится к тому, должно ли само это улучшение полагать эстети­ческую форму такового функционирования, по другому го­воря, находиться в сфере компетенции эстетики как науки?

Это не праздный вопрос. Навряд ли ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава разумно, по нашему воззрению, навряд ли исторически оправданно ставить символ равенства меж, скажем, эстетичностью (красотой, ве­личественностью и т. п.) сапожной щетки и эстетич­ностью «Сикстинской мадонны». Видимо, только недо­понимание одного, научного смысла понятий «красота», «возвышенность», «величественность» и т. д. может тол­кать нас на примерно такового рода ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава рассуждение: мол, в одной вещи «меньше» красы, в другой — «больше», но как в том, так и другом случае она имеет

* Часто в таком истолковании не лицезреют ничего отвратительного. Мол, за понятием «эстетическое» прячется не что другое, как чувствен­ное. А так как все окружающее нас есть в сути ...чувственное (тут, по ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава-видимому, предполагают — ощущаемое, воспринимаемое и т. д.), то, как следует, есть и эстетическое. При всем этом запамятывают, что чувственное — это не только лишь отношение человека к вещи, ее свойствам и качествам, какими бы необходимыми они ни были в практике жизни, да и отношение человека к себе, к цели, смыслу собственного ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава людского бытия вообщем. А это такая сторона дела, которая навряд ли может быть понята, если все внимание сосредоточивать на вещи и ее свойствах.


место. И в этой связи, дескать, не стоит быть очень серьезным: никто не ставит символ равенства меж эстетич­ностью предмета быта и художественностью произведе­ний ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава искусства, меж красотой той и другой вещи. Главное в том, чтоб дать возможность выявиться этой красе. Другими словами, можно и не отождест­влять ценность той либо другой вещи, но не поэтому, что исходя из убеждений подлинно научной они в принципе не отождествимы, а поэтому, что сама эта ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава «научность», «принципиальность» еще позволяет нам очень про­извольно толковать понятия «прекрасное», «возвы­шенное» и т. д.

И это так. Думается, что конкретно неразработанность понятийного аппарата науки эстетики, отсутствие еди­ного представления о содержании категорий прекрасно­го, возвышенного, низкого, величавого и т. п. (а ведь это содержание определяется не только лишь задача­ми ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава нынешнего денька) еще позволяет нам, мягко выра­жаясь, очень вольготно обращаться с эстетической терминологией, а отсюда — и становиться на позиции специфичной «эстетической всеядности».

Положительное решение вопроса состоит, разумеется, в том, чтоб, не отрицая необходимости совершенствования всех человечьих потребностей, отыскать границы этого совершенствования, найти меру их значимости ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава в контексте всеобщего формирования людского небез­различия к миру. Представляется в этом случае, что упомянутый круг вещей, с которым связывается необхо­димость существования «эстетики быта» либо «эстетики одежды», должен быть отнесен к сфере компетенции осо­бой, специфичной области познания, занимающейся фор­мированием людской потребности в утилитарном (назовем ее «утилитарикой ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава» либо «утилитарологией» — непринципиально, как сказать). Мы не имеем тут в виду ди­зайн — об этом особенный разговор.

Но признание этого положения подразумевает вы­яснение по последней мере 2-ух вопросов: 1) существует ли какая-то принципная грань меж двойственного ро­да ценностями — утилитарными и эстетическими, если даже учесть их относительность и теснейшую связь ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава?; 2) если такая граница существует, то где причина их смешения в представлении людей, по другому говоря, причина возведения утилитарного до уровня эстетического?


Наверняка, ответ на 2-ой из поставленных вопросов конкретным образом касается и ответа на 1-ый. Видимо, только поэтому, что, скажем, та же обувь либо одежка человека еще в ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава силу определенных событий могут оставаться, образно выражаясь, и «не-нормаль­ными», т. е. не полностью надлежащими возрос­шей утилитарной норме человека, возникновение более-ме­нее «нормальной» обуви либо одежки готово восприни­маться тотчас как возникновение чего-то особенного, «эстети­ческого». Но за таким «эстетическим» прячется не что другое, как то же ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава утилитарное, но как раз такое, ко­торое порождается развивающейся, совершенствующейся потребностью человека и которое (в критериях неудов­летворения таковой потребности) само же и подымается до выражения «идеала производства», т. е. из чего-то нужного преобразуется в сверхнеобходимое — «эс­тетическое». По другому говоря, «эстетичность» утилитарному присваивают те особенные способности публичного ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава произ­водства, с которыми связано полное ублажение лю­дей предметами их конкретно практического поль­зования. Только определенная невозможность такового ублажения в обозначенной мере превращает саму эту меру в особенное безупречное требование — в «эстетический запрос». Хотя, с другой стороны, совсем разумеется, что такое требование ничего не добавляет к ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава сути утилитарной нормы человека, которая и без того остает­ся общественно важной, а поэтому и не нуждается в особенном приукрашивании ее «эстетическим элементом». Дело быстрее за тем, чтоб верно, научно раскрыть эту ее подлинно утилитарную суть, без фетишиза­ции и возведения до уровня сверхособой нормы.

Повторяем, дело сводится не к тому ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава, чтоб ополчить­ся против обыденного представления «эстетики быта» либо «эстетики одежды» (тотчас ратуют за подведение под него «научной основы»), а к уяснению того, что не всякая потребность человека, исходя из убеждений той же науки эстетики, должна видеться эстетической, хотя это не исключает толкования ее как подлинно людской.

Выработать ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава внутри себя достояние и целостность человече­ских потребностей (а конкретно с таковой выработкой К. Маркс связывал развитие всесторонне обеспеченного в собственных эмоциях и утверждении человека) — процесс только непростой и тяжелый [1, т, 42, 125]. Он


не зависит конкретно от вещественного богатства, совокупы вещей, пользуемых человеком. «Мы доби­лись большого в улучшении вещественного ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава благосостоя­ния русского народа,— отмечалось в Отчетном до­кладе ЦК XXV съезду КПСС. — Мы будем и далее поочередно решать эту задачку. Нужно, одна­ко, чтоб рост вещественных способностей повсевременно сопровождался увеличением идейно-нравственного и культурного уровня людей. По другому мы можем получить рецидивы мещанской, мелкобуржуазной психологии. Этого нельзя упускать ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава из виду» [3, 78].

Такая психология имеет давнишнюю историю и была отлично раскрыта К. Марксом: «Частная собствен­ность, — отмечал он, — сделала нас настолько глуповатыми и однобокими, что какой-либо предмет является нашим только тогда, когда мы им обладаем, т. е. когда он существует для нас как капитал либо когда мы им ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава конкретно владеем, едим его, пьем, носим на сво­ем теле, живем в нем и т. д. ... Потому на место всех физических и духовных эмоций стало обычное отчуждение всех этих эмоций — чувство обладания» [1, т. 42, 120]. Нечего греха таить, чувство обладания часто может и доныне выступать для человека аспектом его интере­сов, специфичной призмой ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава, через которую он прелом­ляет все свои желания, запросы, побуждения. При всем этом единая людская потребность — потребность в ком­мунистическом методе производства, присвоении и утверждении окружающего — остается им совсем не понятой. Тут она мыслится чисто абстрактной пот­ребностью, оторванной от определенных запросов, либо, в наилучшем случае, сведенной ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава к обычный сумме этих за­просов.

Для фактически теоретической стороны дела особенного внимания тут заслуживает метаморфоза чисто эсте­тических ценностей. Ведь в той мере, в какой может из­мельчаться сама цельность реального эталона жиз­ни человека, в той же мере может принижаться и сама ценность эстетического предмета как определенного средства его ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава утверждения. Другими словами, может быть, конкретно тут и создается та очень принципиальная для теории ситуация, когда содержание такового эталона, которое только и в состоянии определить действительную само-цельность всех потребностей человека, все же мо-


жет отчуждаться от самого человека, т. е. застывать в виде абстрактно выраженной ценности ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава самих вещей: в виде их особенной привлекательности и «гармонии», их «совершенства» и т. д. При всем этом независимо от сознания человека эти формы могут жить самостоятельной жизнью, представляться кое-чем исконно данным, неиз­менным, «природным».

Но в истории подобного рода отчужденные фор­мы выражения эстетического эталона (а это конкретно ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава так) означали только моменты совершенно выраженных, но не­осуществленных отношений меж людьми. Простые вещи и тогда возводились в ранг особенных, гармонических, совершенных по «своей» природе, когда действительная гармония жизни людей в обществе уже преобразовывалась в дисгармонию, все совершенство их от­ношений — в односторонность, все достояние — в обни­щание. Утилитарная ценность ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава какого-либо стола толь­ко поэтому и становилась равнозначной эстетической ценности, что действительный эстетический эталон тут преобразовывался уже в эталон утилитарный, а поточнее — ути­литаристский.

Фактическая смерть частнособственнических интере­сов есть начало не только лишь живого становления коммуни­стической самодеятельности, да и отменно другого чувственного мировосприятия. Конкретно ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава в этом мировос­приятии каждый человек, говоря словами К. Маркса, может и должен выявить достояние «собственных сущ­ностных сил», а окружающие его вещи — «вернуть себе» свою естественную природу либо свою подлинно общест­венную значимость [1, т. 42, 121].«... Ликвидирование личной принадлежности, — писал К. Маркс, — значит полную эмансипацию всех человечьих эмоций и параметров; но оно является ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава этой эмансипацией конкретно поэтому, что чувства и характеристики эти стали человечьими как в субъ­ективном, так и беспристрастном смысле» [1, т. 42, 120].

По-видимому, только с таковой эмансипацией может показаться и настоящая предпосылка того, чтоб все вещи и явления мира стали называться своими именами, а от­ношения к ним людей ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава, не взлетая к сложным верхушкам фактически художественного видения мира либо искус­ства как такого, стали подлинно чувственными и еди­ными по собственному людскому выражению и много­образию.


На наш взор, перед эстетикой как наукой может стоять только одна ее специфичная и более общая задачка: быть теорией чувственного освоения ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава действи­тельности, но чувственного не в обыденном его пред­ставлении, а в том его осознании, с которым К. Маркс связывал целостность публичного утверждения чело­века, а в этом утверждении — и целостность всесторон­него дела человека к окружающему вообщем. Если мы признаем, что границы эстетической науки определя­ются конкретно ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава таким осознанием чувственного, то отпа­дает необходимость и в ординарном перечислении ее задач: и наука о чудесном, и наука об искусстве, и наука о творчестве, не говоря уже о таких тавтологических оп­ределениях ее, как наука об эстетическом освоении дей­ствительности, наука об эстетических свойствах и т. д. И это ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава естественно. То, что в собственной сути соединяет воединыжды и творческое, и художественное, и эстетическое, без обеднения перечисленных тут компонент может быть полностью представлено как чувственное. Это очень принципиально, ибо идет речь, на самом деле, о настоятельной необходимости вычленения единства предмета эстетики, с которым свя­зано осознание и единой методологической базы ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава пос­ледней.

Трудность признания за эстетикой этой единой ее за­дачи связана с трудностью понимания социальной при­роды чувственных явлений и чувственного вообщем. Чув­ственное — это не просто индифферентно созерцаемая либо воспринимаемая предметность деятельности человека. Это — особенная предметность, сначала в том смысле, что с ней связано и обнаружение ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава определенных ценнос­тей имеющегося (будь то в виде параметров, свойств либо особенностей вещей) и — что очень принципиально — обна­ружение такового состояния человека, которое в отношении не только лишь самого человека, да и общества выступает как подлинно конкретное либо по-человечески само­цельное. Эта цельность состояния определяется не столько тем, что ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава человек принимает либо присваивает, сколько тем, как осуществляется такое восприятие и присвоение либо каковой соц смысл данного акта деятельности вообщем. Другими словами, такового рода цельность зависит не только лишь от особенностей предмета и его параметров, которые, непременно, диктуют метод вос­приятия вещи, да и от нрава общественного бытия че ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава-


ловека в целом, в конечном счете, от нрава общест­венного производства.

Чувственное всегда несет на для себя печать этого произ­водства — головного и существенного в методе жизне­деятельности и мировосприятии человека. Исключительно в ре­зультате общественного антагонизма стало вероятным обезразличивание человека к целям публичного про­изводства, а ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава отсюда — и к целям людской жизне­деятельности людей. И только благодаря такому обез­различиванию стала вероятной фактически не­художественная, не-творческая, не-воспринимаемая (неприемлемая) деятельность людей. Но конкретно такую деятельность нельзя именовать и чувственной, при этом как раз по тем происшествиям, по которым из нее с самого же начала исключается тот ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава по-общественному цельный метод ее выражения, в каком человек только и может проявить неслучайную, универсальную восприимчивость к миру, как следует, и такое же универсальное ут­верждение собственной сути. Напротив, эстетическое, вос­принимаемое, творческое, художественное и т. п. полностью представляются синонимами чувственного, если стать на точку зрения осознания необходимости ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава перевоплощения единства цели публичного производства в единство смысла реального воплощения коммунистического бытия людей вообщем. Ибо только такая цель, концентри­рующая внутри себя наивысший человечий энтузиазм, способ­на сцементировать все потребности человека, придать им единую направленность, а тем найти и единый метод их людского утверждения.

Таким макаром, эстетика есть наука не ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава о восприятии и воспринимаемом, как их обычно толкует психология либо физиология, а о чувственном, равном значению метода публичного утверждения человека во всем богатстве его сформировавшихся потребностей.

Каким бы сначала ни представлялся этот метод, но исходя из убеждений его реального движения нет и не может быть самостоятельных «эстетик» быта либо ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава одеж­ды с их особенными целями и задачками. В неприятном слу­чае мы должны будем признать, что и трудности быта, и трудности одежки должны ставиться не по другому как задачи эталона, смысла бытия людей вообщем. Ведь, по-видимому, нужно низвести наивысшее рвение че­ловека — его эстетический эталон ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава — к обычному запросу


в одежке (и по правде, к обычному — при современ­ных-то способностях производства), чтоб самоё одежку созидать не по другому как эстетически. Либо, напротив, сам этот запрос нужно поднять, возможно, до выражения иде­ала, смысла бытия, чтоб вынашивать его не по другому как эстетический запрос.

Произнесенным мы совсем не снимаем ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава вопросы эстетиче­ской деятельности человека в сфере производства, быта, поведения и т. д. Вообщем было бы неразумно ограничи­вать проявление эстетического какими-то сферами (при­родными либо публичными), сузивать их либо расши­рять. Что и в сфере производства вероятна эстетическая деятельность человека — это не предположение, а ре­альный ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава факт. Но дело тут не в условности определений либо выражений «эстетика производства» либо «вопрос об эстетической деятельности человека в сфере производ­ства», а в принципиальности дела к единству пред­мета эстетики, ее способа, принципов. В плане каких бы «эстетик» и с высоты каких бы их личных задач (имен­но ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава личных — в неприятном случае терялся бы сам смысл существования их как «эстетик») ни была предпринята попытка уяснения сути эстетической деятельности, это навряд ли приведет нас к вожделенному результату. Ибо такая деятельность определяется не нравом только тех потребностей, которые специфичны для быта либо производственного предприятия как такого, а харак­тером ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава уже упомянутой единой и более заинтересован­ной потребности человека (если беспристрастную необходи­мость в коммунистическом методе выражения жизни вообщем можно именовать потребностью в обыкновенном смысле слова). А так как исторический смысл последней, са­ма степень положенного в ней энтузиазма не сводимы к обычный сумме вероятных интересов, связанных ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава, ска­жем, со сферой быта либо поведения человека, то и сама эстетика не может быть представлена как обычная сум­ма «эстетик», потому что остается наукой с едиными тре­бованиями, принципами и законами.

Понятно, какое огромное внимание уделяется на данный момент вещественному и моральному стимулированию человека в сфере производства. И это понятно. Но ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава — вду­маемся! — есть что-то по-разумному усмотрительное в том, что мы не ставим и, возможно, еще не можем ставить вопрос о фактически эстетическом стимулировании чело-


века в этой сфере. Ибо хотя такое стимулирование не противоборствует вещественным либо моральным интересам человека, но совместно с тем оно не составляет и ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава обычного единства этих интересов. Ведь с эстетической деятель­ностью связано ублажение по-своему неисчерпаемо­го энтузиазма человека. Суть его заключается в том, что человек действует с таким энтузиазмом и ради «само-дей­ствия», т. е. и ради смысла коммунистической самодея­тельности как такой — этой наивысшей «нормы» вы­ражения всякого ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава людского энтузиазма,— а не ради заработной платы, поощрения, вознаграждения и т. д., в какой бы форме они ни представлялись.

Мы не можем сказать, что уже есть предпри­ятия, где человек, скажем, вообщем не нуждался бы в отпуске, где наилучшим отдыхом и вознаграждением для людей являются часы их ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава конкретно производствен­ной деятельности, а не часы, проводимые ими вне таковой деятельности. А дело как раз в том, что эстетический процесс немыслим без того, чтоб не быть движением такового энтузиазма человека, реализация которого равня­лась бы акту всестороннего воспроизводства человека, а в этом — и всестороннего ублажения его. Тяжело ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава сказать, какими будут заводские цеха грядущего — воз­можно, их как таких вообщем не будет,— но, видимо, всестороннее воспроизводство человека, как следует, реализация более высочайшего энтузиазма людей будет иметь место там тогда и, где и когда деятельность каж­дого (включая ее высшую производительность, обобще­ствленность и т. д.) будет подниматься ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава до выражения свободной самодеятельности, либо, говоря словами К. Маркса, — до специфичной игры физических и ин­теллектуальных сил человека. Понятно, что занятие та­кой деятельностью не нуждается в обычном для нас стимулировании, так как она и есть наивысшее чело­веческое наслаждение, а поэтому — и сама для себя стимул, цель и средство сразу.

Может ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава быть, в этом будут усмотрены очень высочайшие аспекты, предъявляемые к существу эстетической деятельности. Но, во-1-х, нет смысла именовать деятельность (вещь, среду и т. д.) эстетической (т. е., опять-таки, и прелестной, и возвышенной), если она не будет браться по мере какого-то наивысшего людского энтузиазма ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава. Эта мера все равно будет существовать, и независимо от наших желаний по ней будут определять все более важное и небезразличное для людей. Во-2-х, от того, что мы преднамеренно будем принижать эту


меру, руководствуясь соображениями скорейшей «эстетизации» окру­жающего, сфера подлинно эстетической деятельности не расширится. Быстрее, поспешность объявления о таком расширении ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава угрожает обер­нуться новыми недоразумениями в теории.

Если же гласить более непосредственно, то, на наш взор, вопрос о том, каким должно быть все предметное окру­жение человека в хоть какой из сфер его деятельности, ка­кими должны быть, скажем, орудия труда, рабочее мес­то и вообщем вся обстановка на предприятии ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава — это воп­рос не столько конкретно эстетика, сколько инженера, доктора, психолога, а в конечном счете — лю­бого спеца, более-менее знакомого с требования­ми науки эстетики и заинтересованного в публичных формах воплощения деятельности.

На долю же эстетика выпадает, по-видимому, более непростая задачка. Если переложить ее на практический ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава язык, то она могла бы свестись сначала к тому, что­бы в хоть какой из сфер деятельности изучить человека во всей совокупы его публичных отношений (со­стояний) и на базе осознания необходимости их опре­деленного единства (цельности) дать ответ на главный вопрос эстетики: может либо не может человек в данной ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава ситуации либо обстановке воспроизводить себя всесто­ронним образом либо во все той же совокупы исто­рически сформировавшихся человечьих возможностей и сущностных сил? Исключительно в зависимости от ответа на таковой вопрос можно верно ставить и решать все определенные задачки. Какие это задачки — возможно, всег­да находится в зависимости от данных событий ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава и данной сферы деятельности. Но какими бы они ни были и кто бы прак­тически их ни решал — тот же инженер, доктор либо ди­зайнер, — их нельзя верно сконструировать без уче­та этого головного эстетического вопроса, затрагивающе­го смысл утверждения человека, меру его общественного небезразличия к предмету деятельности ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава и к самой дея­тельности.

Обычные возражения, возникающие при всем этом, обычно, сводятся к сетованию на чрезмерную абстракт­ность такового подхода. Дескать, тот же спец в области технической эстетики должен не столько теоретизиро­вать, сколько заниматься определенным делом: форми­ровать эстетическую среду, облагораживать производствен­ную обстановку, в ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава худшем случае — хотя бы давать


по этому поводу какие-то советы либо пред­ложения.

Это правда. Мы и не требуем от дизайнера решать упомянутый эстетический вопрос. И уж тем паче не пе­речеркиваем все то существенное, что сотворено в области художественного конструирования. Идет речь о другом. Если дизайнер желает быть ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава эстетиком, то представление о красе, вообщем эстетическом он должен согласовывать с научной эстетикой и в этом смысле он не может обой­ти интересующий нас вопрос. Если же он вожделеет быть конструктором, так сказать, человеком, имеющим кон­кретное дело с вещами либо совокупой вещей и толь­ко, то, спрашивается, с ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава каким представлением о фе­номене эстетического должно согласовываться это его дело?

Допустим, пред нами дизайнер по предметам быта. Допустим также, что ему нужно сделать не просто стул, а эстетически оформленный. Пусть будут учтены при всем этом различные характеристики: и профиль спины человека, сидячего на нем (с учетом данных физиоло­гии ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава и медицины), и соответственная отделка, короче — все, что только требуется от стула. Можно согласиться, что такая вещь, непременно, будет приметно отличаться от рядовых стульев, тем паче от тех, которые мы справед­ливо можем именовать неловкими, безобразными, не­практичными. Но довольно ли всего этого, чтоб утверждать о рождении вправду эстетической ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава ве­щи? Не логичнее ли представить, что в этом случае сотворена просто обычная утилитарная вещь, если подразумевать, что само утилитарное — это не только лишь грубая полезность.

Мы говорим, во-1-х, «нормальная вещь», ибо, пра­во же, самим созданием ее мы только подтвердим то, что до сего времени могли ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава посиживать и «не-нормально», т. е. могли наслаждаться тотчас и нехорошими стульями (как гово­рят, сядем на что угодно, только бы не стоять). Во-вто­рых, мы говорим «утилитарная вещь», ибо ведь исклю­чаем положение, что как такой стул дан нам еще зачем-то: чтоб увидеть и услаждаться им без прак­тического ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава использования либо использования не по прямому его предназначению (скажем, чтоб стоять либо танцевать на нем). Просто говоря, это была бы новенькая «ненормаль­ность» использования вещью.


Если произнесенное в некий мере справедливо, то так именуемая «эстетика быта» совсем безболезненно преобразуется в своеобразную «утилитарику быта» (от лат. utilitas — нужный ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава, удобный, к тому же по­лезный не без наслаждения) *.

По правде, утилитарное — это не просто грубая полезность, а полезность, содержащая внутри себя имманент­ное выражение наслаждения, т.е. доведенная до опреде­ленного совершенства и многофункционального окончания ее в самом акте присвоения. При этом само это совершенст­во совсем не значит ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава снаружи пристегнутый «элемент красоты» как некоторое восполнение ограниченности са­мого полезного, чтоб, сознавая его, требовалось уже притягивать эстетику. Оно и есть то самое полезное либо поистине утилитарное, которое и ставит целью достигнуть наш спец по «эстетике быта». Но потому что внача­ле он берет утилитарное в значении грубой полезности ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава, подразумевая под ним чуть не утильсырье (т. е. та­кую полезность, которая уже преобразуется чуть ли не в полную бесполезность), то восполнить такое ог­рубление ему приходится за счет привнесения в утили­тарное «элемента» эстетического. Это пристегивание, либо наружное привязывание, последнего к существу ути-

* На наш взор, совсем неприемлимо соединять ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава понятия «утилитарный» и «утилитаристский». Следует держать в голове, что такового рода смешение, когда утилитарному придается очень узенький и одно­сторонний смысл, есть продукт буржуазной эры и буржуазного представления о сути полезного вообщем. Ю. М. Бородай пра­вильно замечает, что совмещение в утилитарном существа полезного и наслаждения, совмещение, которое с ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава огромным трудом поддается усвоению как со стороны буржуазных историков эстетики, так и со стороны буржуазных теоретиков искусства, смотрелось совсем естественным исходя из убеждений древней эры, где в первый раз было вычленено это понятие вообщем. Конкретно «здесь появляется неразрушимое единство производственного, утилитарного и практического, с одной стороны, а ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава с другой — чисто эстетического и полностью «незаинтере­сованного» любования предметами искусства и жизни. Отлично, с древней точки зрения, только то, что очень утилитарно, очень необходимо для жизни, очень полезно, комфортно и вы­годно, но что, с другой стороны, и в то же самое время есть предмет любования и доставляет полностью ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава бескорыстную радость» [32, 30]. «Буржуазная социология,— пишет А. А. Френкин,— исходит из идеи несовместимости игры и утилитарности» [39, 123]. Но исходит по­тому, что «утилитарность, как она была веками,— это исто­рически обусловленное неминуемое следствие томного ежедневного труда грозных будней, зависимость человека от практических обстоя­тельств» [39, 123].


литарного ведет совсем не к правильному ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава осознанию их вероятного органического единства, а, быстрее, к обед­ненному представлению об их подлинно ценностном содержании.

Видимо, в формировании разных «эстетик» мы смотрим факты отпочкования от эстетической науки самостоятельных областей познаний. И, как это нередко слу­чается, новенькая дисциплина становится и может очень длительно жить за счет терминологии ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава той науки, из которой она выходит. Так, химия могла сначала смотреться как некоторая «усложненная физика», биология — как «услож­ненная химия» и т. д.

Нечто аналогичное складывается и в отношении «конкретных эстетик». Будучи не в состоянии вычленить в чистоте собственный предмет исследования, представитель той либо другой «эстетики» тотчас восполняет этот пробел за ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава счет осознания (а поточнее — непонимания) существа реальной эстетической науки, ее единых требова­ний, принципов, законов. В конечном итоге и выдвигается поло­жение, скажем, той же «технической эстетики»: создан­ные человеком вещи должны быть не только лишь полезными, комфортными (!) и т. д., да и прекрасными, «приятными для глаз», «поднимающими ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава настроение».

Но, во-1-х, если быть четким, то приятно не гла­зу, а человеку, обладающему очами; принципиально не на­строение как таковое, а чувственное состояние, завися­щее, кроме остального, не только лишь от восприятия вещи, да и от более сложных и устойчивых причин — от жиз­ненной позиции человека, его миропонимания, эталона ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 2 глава и многого другого.


prioritetnimi-napravleniyam-konkursa-yavlyayutsya.html
prioritetnoe-napravlenie-razvitiya-3-otchet-po-dogovoru-12-741-36-00-17-o-finansirovanii-programmi-razvitiya.html
prioritetnost-priznakov.html